Источник, 23.11.2011
Заявление Президента в связи с ситуацией, которая сложилась вокруг системы ПРО стран НАТО в Европе 23 ноября 2011 года
Д.МЕДВЕДЕВ: Уважаемые граждане России! Моё обращение к Вам связано с той ситуацией, которая сложилась вокруг противоракетной обороны государств НАТО, сложилась в Европе. Напомню историю. Она довольно сложная и с Соединёнными Штатами, и со странами НАТО по тем вопросам, которые касаются противоракетной обороны. Я вспоминаю, что, когда Президент Соединённых Штатов в сентябре 2009 года пересмотрел планы своего предшественника по противоракетному строительству Соединённых Штатов в Европе, мы отреагировали на это вполне позитивно. Данное решение было разумным, и оно помогло заключить важный Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений, который был подписан не так давно, и в котором чётко зафиксирована неразрывная взаимосвязь между стратегическими вооружениями и противоракетной обороной. Ещё раз хотел бы сказать, что это было большим достижением. Однако затем Соединённые Штаты начали реализацию нового противоракетного плана, получившего название так называемого поэтапного плана. Именно он вызывает нашу озабоченность. Дело в том, что в перспективе он предусматривает размещение соответствующего потенциала ракет и других противоракетных средств вблизи российских границ и в примыкающих к России акваториях. Год назад на саммите Совета Россия – НАТО в Лиссабоне мною была выдвинута инициатива создания в Европе совместной системы противоракетной обороны (если заниматься ПРО, то мы предложили заниматься этим совместно), системы, построенной по принципу секторов, когда каждая сторона отвечает за определённый сектор. Более того, мы и далее делали предложения, мы были готовы к её дальнейшей модификации с учётом мнения натовских партнёров. Но так, чтобы сохранить главное, а главное в том, что Европе не нужны новые разделительные линии, ей нужен единый периметр безопасности с равноправным юридическим участием российской стороны. Я убеждён, что и сегодня подобный подход открывает уникальные возможности для выхода России и Североатлантического альянса на подлинное стратегическое партнёрство. Ведь трения и конфронтацию в наших отношениях могут заменить принципы равноправия, неделимости безопасности, взаимного доверия и предсказуемости. К сожалению, Соединённые Штаты Америки, а вслед за ними и другие натовские партнёры не проявили серьёзной готовности двигаться в этом направлении. Они не собираются, во всяком случае на сегодняшний день, учитывать нашу озабоченность архитектурой европейской ПРО на данном этапе, а нас лишь убеждают, что их планы не направлены против России. Причём говорят: «Это не против вас, вы не волнуйтесь», – что называется, успокаивают. Но это на уровне исполнительной власти, а законодатели в некоторых странах прямо говорят: «Имейте в виду – это против вас». А когда мы ставим вопрос о том, чтобы положить это на бумагу в форме чётких недвусмысленных юридических обязательств, следует жёсткий отказ. Мы занимаем разумную позицию, мы готовы обсуждать статус и содержание таких обязательств, но наши коллеги, наши партнёры должны понимать – эти обязательства не могут быть общими, они не могут быть голословными. Их надо сформулировать таким образом, чтобы Россия не на основе обещаний, каких-то заверений, а по объективным, а именно военно-техническим критериям могла судить, как действия Соединённых Штатов, НАТО в области противоракетной обороны соотносятся с их декларациями, что они делают, не ущемляются ли наши интересы, не взламывается ли стратегический ядерный паритет. А это основа современной безопасности. Мы не согласимся участвовать в программе, которая через относительно короткий промежуток – пять, шесть, может быть, восемь лет – способна ослабить наш потенциал сдерживания. Именно эта программа европейской ПРО начала осуществляться. И, к сожалению, её реализация идёт всё более быстрыми темпами: она осуществляется в Польше, Турции, Румынии, Испании. А нас ставят перед свершившимися фактами. Конечно же, диалог с Соединёнными Штатами и НАТО в области ПРО будет продолжен. Об этом мы условились с Президентом Соединённых Штатов Бараком Обамой совсем недавно в ходе нашей встречи, где мне вновь пришлось предельно чётко изложить наши озабоченности. Время для того, чтобы прийти к взаимопониманию, ещё есть. И у России имеется политическая воля для достижения необходимых договорённостей, которые могут открыть принципиально новую страницу в наших отношениях с Соединёнными Штатами и Североатлантическим альянсом. Если партнёры честно и ответственно подойдут к задаче учёта наших законных интересов, интересов в сфере безопасности, то тогда, я уверен, мы сможем договориться. Если же нам будут предлагать «сотрудничать» или, скажем откровенно, работать против наших же собственных интересов, наш общий знаменатель мы не сможем достичь, он у нас не получится. И нам придётся давать иные ответы, а наши действия будут выстраиваться сообразно реальному развитию событий, причём на каждом предстоящем этапе реализации американского плана. В связи с этим мною приняты следующие решения. Первое. По моему поручению Министерство обороны России незамедлительно введёт в боевой состав радиолокационную станцию системы предупреждения о ракетном нападении в городе Калининграде. Второе. В рамках создания системы Воздушно-космической обороны России в первоочередном порядке будет усилено прикрытие объектов стратегических ядерных сил. Третье. Стратегические баллистические ракеты, которые поступают на вооружение Ракетных войск стратегического назначения и нашего Военно-Морского Флота, будут оснащаться перспективными комплексами преодоления ПРО и новыми высокоэффективными боевыми блоками. Четвёртое. Вооружённым Силам мною поставлена задача по разработке мер, обеспечивающих при необходимости разрушение информационных и управляющих средств системы ПРО. Указанные меры являются адекватными, эффективными и малозатратными. Пятое. Если перечисленных мер будет недостаточно, Российская Федерация разместит на западе и на юге страны современные ударные системы вооружений, обеспечивающие огневое поражение европейского компонента ПРО. Одним из таких шагов станет развёртывание ракетного комплекса «Искандер» в Калининградском особом районе. Будут подготовлены, а по мере необходимости реализованы и другие мероприятия по противодействию европейской составляющей американской противоракетной обороны. Далее. При неблагоприятном развитии ситуации Россия оставляет за собой право отказаться от дальнейших шагов в области разоружения и, соответственно, контроля над вооружениями. Кроме того, учитывая неразрывную взаимосвязь между стратегическими наступательными и оборонительными вооружениями, могут возникнуть основания для выхода нашей страны из Договора об СНВ. Это предусмотрено самим смыслом договора. Тем не менее, ещё раз хотел бы подчеркнуть: мы не закрываем дверь ни для продолжения диалога с Соединёнными Штатами и Североатлантическим альянсом по вопросам противоракетной обороны, ни для практического сотрудничества в данной сфере. Мы к этому готовы. Однако путь к такой работе лежит через создание чёткой правовой базы нашего взаимодействия, такой базы, которая обеспечит учёт наших законных интересов. Мы открыты к диалогу и рассчитываем на разумный и конструктивный подход со стороны наших западных партнёров.
[J. Med. 2003] låg intensitet jämfört med konventionell intensitet warfarin för att förhindra återkommande venös thromboembolism.Tran HA. J. Med. SYFTE: Att genomföra en nike air max 90 billigt pilotstudie av pegylerat interferon alfa 2b (PEGIFNalpha2b) för behandling av okulär yta skivepitelcancer neoplasi (OSSN) .METHODS: Tre patienter med histologiskt verifierad OSSN studerades prospektivt. Patienterna fick subkonjunktival / perilesional injektioner av 1 mikrogram / kg av PEGIFNalpha2b (PEG Intron, Schering-Plough, Kenilworth, NJ) tills tumören löst. Patienterna följdes kliniskt och fotografiskt för tecken på tumör upplösning och recurrence.RESULTS: Alla patienter hade klinisk upplösning av tumören. Det fanns inga skillnader i DMI i tidig laktation, men under vecka 6-12 nike roshe run dam DMI var lägre bland H kor, som var kopplade till en långvarig negativ energibalans i denna grupp. Den mjölkavkastningen var 38,5 +/- 0,8 kg energikorrigerad mjölk första 4 veckor postpartum och skilde sig inte mellan behandlingarna eller urvals linjer. Body viktminskning främst skett i amning vecka 1 till 4 och var störst i H kor. Vid slutet av varje dialys, föreskriven tid, realtids uppnåtts, blodvolymen utväxlas, och eventuella incidenter som inträffar under dialys noterades. All personal var medveten om studien men billiga air max ingen utom styrenheten visste vilka dialys skulle styras. Studiepopulationen bestod av 48 patienter, 25 män och 23 kvinnor. BAKGRUND: Constraint-inducerad rörelseterapi (CIMT) har fått nya bevis och popularitet hos barn med unilateral cerebral pares (CP). Men många frågor förblir obesvarade när det gäller bästa approach.OBJECTIVE: Denna studie undersökte ytterligare effekterna av en intensiv terapi för att främja handfunktion i kombination parajumpers jacka med hem-baserade modifierad CIMT (m-CIMT) .METHODS. Femtio-ett barn (medelålder 8 år 9 månader) randomiserades till m-CIMT ensam eller m-CIMT med intensiv terapi (IT). BAKGRUND: Identifiera miljöfaktorer som kan påverka fysisk aktivitet är en folkhälsofråga. Vi undersökte sammanslutningar av upplevda miljöegenskaper med att gå i fyra olika syften: allmän stadsdel promenader, promenader för motion, promenader för nöjes skull, och promenader för att komma till och från places.METHODS: Deltagarna (n = 399; 57% kvinnor) undersöktes med post. De rapporterade bostadsort, promenader beteenden och uppfattningar om grannmiljö nike air max 90 billigt attributes.RESULTS: Män med de mest positiva uppfattningar om grannskapet 'estetik' var betydligt mer benägna (odds ratio [OR] = 7,4) för att vara i den högsta kategorin för grannskaps promenader.
      Rambler's Top100   Яндекс цитирования    mpress